Старая версия сайта доступна по ссылке http://old.miet.ru Перейти
  
  
  
  

Интервью декана факультета военной подготовки С.А. Ковалева интернет-порталу Zelenograd.ru

Интервью декана факультета военной подготовки С.А. Ковалева  интернет-порталу Zelenograd.ru

В 2013 году МИЭТ объявил набор в учебный военный центр (УВЦ) по подготовке офицеров для последующего поступления их на военную службу по контракту. Обучение проводится по радиотехнике, информатике и вычислительной технике, электронике и наноэлектронике. В период обучения в УВЦ выплачивается дополнительная стипендия, выплата на приобретение формы, иногородним абитуриентам предоставляется общежитие.

О возможностях учебы в УВЦ МИЭТ Zelenograd.ru рассказал декан факультета военной подготовки, доктор военных наук, профессор, академик Академии военных наук, полковник Сергей Ковалев.

— Сергей Александрович, для начала самые простые вопросы — на какое количество мест будет проведен набор в УВЦ этим летом и почему был перерыв в наборе?

— Набор был приостановлен практически во всех учебных заведениях, осуществляющих подготовку офицеров для Вооруженных Сил РФ. Произошло это в силу различных причин, в целом — в связи с реформированием Вооруженных Сил. В этом году набор возобновлен и нам дали возможность набрать до 80 человек.

— В нашем прошлом интервью (в 2009 году) вы рассказывали о первом наборе в Учебный военный центр.

— Да, в 2009 году уже был первый полноценный набор, согласно вступившим к тому времени в действие изменением к действующему законодательству — принятым новым законам и постановлениям Правительства РФ.

— Тогда, как вы говорили, МИЭТ вошёл в список из 37 вузов, в которых были организованы такие учебные военные центры. Значит, во всех этих вузах приём был приостановлен либо прекращен? Сейчас много осталось из этого списка?

— Практически все остались и сейчас возобновили набор.

— Реформы прошли, и вузы возобновили учебу. Что-то поменяется в вашем порядке набора, в порядке обучения, по сравнению с тем, как это было заложено с 2008 года? В УВЦ набирают на технические факультеты МИЭТа, как это было раньше? С обязательной контрактной службой в течение трёх лет по окончании учёбы?

— Совершенно верно, все специальности и подробности можно посмотреть на сайте МИЭТ. Если и произошли какие-то изменения, то в плане большей упорядоченности процесса набора. Первый набор это всегда какие-то особенности и нюансы, которые нельзя заранее учесть, над этим мы работали и анализировали возникшие проблемы — и не только мы, но и военные комиссариаты, и кадровые органы, которые курируют эти вопросы. Все мы сделали для себя выводы, поэтому в этом году, надеюсь, всё пройдет более качественно, на более высоком уровне.

— Набор в УВЦ 2009 года был меньше, чем будет сейчас?

— Да, он был меньше в два раза.

— А конкурс ожидаете? Какие настроение среди абитуриентов, или пока это трудно предсказать?

— Пока еще нет данных, приемная комиссия начнет работу в ближайшее время. Но конечно хотелось бы, чтобы был бы конкурс, что бы был реальный качественный отбор.

— В контрольных цифрах МИЭТа на ряд специальностей технических факультетов МИЭТ число мест целевого обучения помечено звездочкой, как набор в УВЦ?

— Набор в УВЦ и есть целевой, так как по действующему законодательству Министерство обороны вкладывает свои средства в обучение своих будущих специалистов — это дополнительная стипендия и другие преференции, то есть эти места автоматически относятся к целевым местам. Со всеми их положительными сторонами.

— Среди них есть места, заказанные предприятиями Зеленограда, как при обычном целевом приёме в вуз? Известно, что ряд предприятий города работает на нужды оборонной отрасли…

— Есть и для предприятий Зеленограда, и не только Зеленограда. Можно более точно узнать на сайте.

— Остаются ли по-прежнему коэффициенты повышения стипендий для студентов УВЦ?

— Да, это в законодательстве есть. На первом курсе к стипендии, которую студент (или студентка, к нам и девушки могут поступать) может получать за свои знания, гарантировано добавляется еще одна базовая стипендия. На втором и последующих курсах, в зависимости от успехов в учебе — от трех до четырех базовых стипендий.

— Вы упомянули девушек — их много уже учится в УВЦ?

— В прошлом наборе у нас был значительный конкурс, только одной девушке удалось просочиться через «сито» этого конкурса, хотя закон не воспрещает обучение в УВЦ девушек (а по официальной терминологии — граждан женского пола). Такая возможность желающим будет предоставлена и в этом году.

— Набор в УВЦ будет совмещен с медкомиссией?

— Да. Для тех, кто не прошел медицинскую комиссию до поступления, этот вопрос решен в нашем военном комиссариате, эти граждане будут проходить медицинское освидетельствование. Время для этого есть, и, я думаю, желающие смогут его пройти достаточно быстро. Военные комиссариаты проводят медицинское освидетельствование в своих целях, на пригодность к службе в Вооруженных Силах в целом, а мы будем смотреть на пригодность к учебе и к дальнейшей службе в качестве офицера. Не могу сказать, что у нас очень завышены требования, но определенные запасы по состоянию здоровью абитуриент должен иметь.

— Значит, помимо сдачи сертификата ЕГЭ для поступления в УВЦ нужно будет пройти медицинское освидетельствование?

— Да, для тех, у кого его нет. Если кто-то уже проходил его в своем военкомате — он может взять там справку соответствующего образца, военкомы знают, и эту справку представить в МИЭТ. Комиссия эта действует определенный срок в течение года, ничего сложного в этом нет.

— Вы ожидаете поступления в УВЦ в основном приезжих, или зеленоградцев тоже? Кому и по каким принципам будет предоставляться общежитие?

— Целевые места изначально предполагают более льготный подход к иногородним, то есть общежитие им будет предоставляться. Но в любом случае конечно желательно, чтобы и жители Зеленограда к нам поступали. У нас очень много в городе семей военнослужащих, есть и просто выпускники, которые желают попробовать свои силы в новой отрасли деятельности — в военной службе. Кстати, по нашему опыту, иногда к нам поступали ребята из совершенно невоенных семей, служили, некоторые потом даже продолжали служить после обязательного срока. То есть, тут непредсказуемо. И опять-таки по опыту — значительное число ребят у нас именно зеленоградцев, которые по разным причинам решили получить помимо основной, гражданской специальности, еще и военную специальность, чтобы в дальнейшем применить ее где-то в силовых структурах, и не обязательно в Вооруженных Силах.

— Зеленоградцам общежития не предоставляются?

— Зеленоградцам? Нет, конечно, да, а зачем?

— Ну, может кто-то хочет воспользоваться такой возможностью…

— Тогда это уже индивидуально, надо будет с этим абитуриентом беседовать, что за причина такая — всякое может быть, в чем-то Вы правы. Такой вариант не исключен.

— Сейчас те ребята, которые набирались в 2009 году — переходят на последний курс, был ли какой-то отсев в процессе учёбы?

— Есть такие. Немного, но есть. Учиться у нас в вузе не так-то просто, и, действительно, бывают разные причины для отчисления. У нас даже есть такой экзотический случай, когда только-только поступивший в институт мальчик узнал, что ему в вузе еще учиться до армии пять лет — и он тут же написал заявление, отчислился из вуза и пошел служить в армию. Отслужил год, вернулся, восстановился, но уже не у нас, а в другом московском вузе. Такой вот случай, ему очень хотелось служить. А так, в основном, конечно, отчисляются по недостатку знаний или недостатку усидчивости. Все-таки это высшее учебное заведение, один из очень серьезных ответственных вузов со статусом Национального исследовательского университета. Поэтому здесь остаются лучшие, идёт качественный отбор.

— Учатся в УВЦ пять лет?

Те, кто поступал в 2009 — пять лет. Те, кто поступает в этом году, будут учиться по четыре года, так предварительно решено. В случае снижения качества подготовки (что очень не желательно, и чего мы постараемся не допустить), будет рассматриваться вопрос возвращения специалитета. Посмотрим по опыту нынешнего набора, как это будет. Есть еще немаловажный момент новой системы — возможность дальнейшего обучения в магистратуре: некоторые из их предшественников не хотели завершать обучение на пятилетнем сроке и решили поступали в магистратуру. У нас были и такие ребята.

— А как тогда обязательная контрактная служба в армии? Она отодвигается?

— Конечно, сдвигается. Это не потеря для нас, армии нужны не только здоровые, но и умные люди — если туда придет офицер с двумя дипломами, с серьезным образованием, то для армии это только лучше. Поэтому у нас руководство смотрит на это благожелательно.

— Чем отличается учёба в УВЦ от обычной учёбы на технических факультетах, на которые, собственно, ваши абитуриенты и поступают?

— УВЦ — это комплекс дисциплин, комплекс занятий, которые проходят вне зависимости от учебной программы базового факультета, где учатся наши студенты. Свои военные дисциплины мы даем отдельно. На старших курсах, когда мы изучаем технику, всё это сближается — что изучается на гражданских кафедрах, то учат и у нас. Наша программа рассчитана на четыре курса. Это концепция подготовки таких специалистов, их учат в немногих вузах, и набираем мы немного людей для того, чтобы специалисты шли на более ответственные, нужные участки работы — те, для которых нецелесообразно или очень дорого готовить специалистов в военных училищах. Поэтому обучение в УВЦ практически не отличается от обучения по основной специальности в гражданском вузе. Ребята получают те же знания, навыки, что и их гражданские ровесники. Военную составляющую мы даем только в той мере, в которой это необходимо для дальнейшей военной специальности. Основной упор делается именно на гражданскую составляющую профессии.

— Значит, у ваших студентов, например, есть один день военной подготовки в неделю, в который они изучают ваши дисциплины?

— Совершенно верно. Со первого семестра первого курса и до окончания обучения один день в неделю — военная подготовка. Плюс есть еще сборы и стажировка в летний период, на неделю и месяц соответственно.

— Это каждое лето обязательно?

— Не каждое. Первая стажировка — две недели. Вторая стажировка (которая называется практикой у гражданских студентов) — на месяц, на офицерской должности, на которую предназначен конкретно этот выпускник.

— Где, например, проходит практика, стажировка?

— В основном в частях и соединениях Западного военного округа.

— Там студенты занимаются чем-то соответственно своей специальности? Радиоэлектроникой в каких-то частях?

— Да, именно по той специальности, по которой они будут служить. Ну и обретают какие-то необходимые командные военные навыки, чтобы у них не было отличий от своих товарищей, которые учились в военных училищах. Чтобы они могли смотреться не только на технике, но и на плацу, есть и наряды, и дежурства. Чтобы само понятие о военной службе у них обязательно было.

— Куда попадают на практику, а потом и на службу, студенты из МИЭТа? Западный военный округ — это в каких городах они служат?

— В таких городах как Санкт-Петербург, Смоленск, Курск, Наро-Фоминск. И еще есть ряд других мест, но в основном они стажируются здесь. Некоторые даже в Москве, но это может быть не очень хорошо для них самих — как показывает наш опыт, кто-то даже отказываются от Москвы, просятся куда-то съездить, чтобы посмотреть страну. В тот же Курск, например, город воинской славы, город-герой — там есть возможность выехать туда, где была Курская битва, посмотреть другие исторические места. Поехать в Санкт-Петербург тоже не каждый откажется. А в Москву за время учебы и так все ездят, зеленоградцы и сами считаются москвичами.

— А в какие рода войск попадают ваши выпускники?

— Род войск у нас один — войсковая противовоздушная оборона. Но тут вы затронули очень важный аспект: наши выпускники, особенно наиболее хорошо подготовленные — они во многих интересных местах востребованы, скажем так. Куда их могут отобрать — я даже сказать не могу, сам иногда не знаю. Кто-то зарекомендовал себя где-то на стажировке, на сборах, и конкретно на него нам приходят специальные запросы.

— Ребята могут попадать не в части, а в какие-то руководящие структуры, в Минобороны и так далее?

— В учреждения, совершенно верно. Есть такое. Это давняя традиция нашего вуза, когда еще у нас был призыв — большая часть выпускников расходилась по сугубо специализированным, элитным местам службы, где требовались высокие знания, широкая эрудиция. Эти традиции сохранились, так что наши выпускники востребованы.

— Все ваши выпускники УВЦ заключают обязательный контракт на службу в армии в офицерском звании?

— Замечу, что срок такой службы — не пять лет, как у выпускников военных училищ и институтов, а на 3 года. То есть, срок меньше, есть возможность вернутся на гражданскую стезю и реализовать себя там, если не нашли своего будущего в армии, три года не такой уже значительный срок. Ну, а если понравилось — можно и остаться служить. По-разному все происходит, есть всякие примеры. Тем более, что опыт работы по специальности уже получен.

— Есть ли те, которые как-то избегают этого, у кого обучение заканчивается иначе?

— В жизни бывает всякое. Есть такие, кто хотел бы избежать контракта. А есть и такие, которых у нас не получилось направить на службу — и они где-то полгода-год покрутившись здесь, поискав работу и не найдя себе что-то по сердцу, самостоятельно идут в военкомат и заключают контракт, но уже не на три, а на пять лет, и проходят службу. Есть такие примеры.

— А почему у вас может не получиться направить выпускника на службу? Если он по здоровью, скажем, не проходит?

— Был период, когда не было набора и не было направлений. Тех выпускников, которые учились по программе УВЦ направляли в запас. Ведь для чего эта система придумана? Она очень гибкая, если есть в Вооруженных Силах потребность в таких специалистах — их направляют на службу; нет потребности или она частичная — кого-то направляют, а кому-то говорят «Сожалеем, но Вы направляетесь в запас» или наоборот «Пожалуйста, у вас свободный диплом» (как раньше говорили). То есть, это очень гибкая система комплектования, и я считаю, она несомненно перспективная.

— Значит, если армия вдруг не предъявила запросов на ваших выпускников — их просто увольняют в запас?

— Да. Но есть возможности попасть в Вооруженные Силы через военкомат или попасть в какие-то другие силовые структуры, где требуется светлая голова и знания. Дорога не закрыта, пожалуйста. Сейчас мир техники, не всегда важно уметь бросить саперную лопатку на дальность и точность — иногда важно уметь работать и с компьютером.

— Чего следует ожидать тем, кто будет поступать в этом году?

— Сейчас руководство страны, как мы знаем, уделяет много внимания Вооруженным Силам. Постоянно говорится об укреплении обороноспособности, о закупках нового вооружения и техники. А чем более она новая, тем больше в ней электроники, высоких технологий, не так ли? И, конечно, наши специалисты будут востребованы. Сейчас и денежное довольствие у военнослужащих повышено, решается квартирный вопрос для молодых офицеров, ипотеки и прочее — в этом отношении армия становится привлекательным и конкурентоспособным работодателем. Будем надеяться, что ситуация не изменится, а если изменится, то только к лучшему.

— В 2008 году вы набирали тоже 40 человек?

— Нет, тогда набиралось меньше, был экспериментальный небольшой набор — одна группа в 20 человек, практически всех выпускаем. В принципе, время летит достаточно быстро. Действительно, те, кого набирали в 2008 году, уже в этом году выпускаются. Только что, кажется, мы набирали студентов в 2009 году, а им уже учиться осталось чуть-чуть.

— Они сейчас уже заключают контракты на службу в Вооруженных Силах?

— Да. Надеемся, что у них все сложится хорошо.

— Расскажите про военную кафедру МИЭТа — как сейчас на ней ситуация обстоит? Есть информация, что там за последнее время сокращены места для набора …

— Да, как практически во всех вузах. Такое сокращение, может быть, оправдано — с 1 января 2008 года призыва выпускников военных кафедр в Вооруженных Силы нет, поэтому армии нецелесообразно финансировать такой большой контингент студентов военных кафедр. В МИЭТе набор на военную кафедру с прошлого года сократился практически наполовину. Но, в принципе, для более качественного отбора это и лучше, сейчас на военную кафедру могут поступить те, кто действительно хочет стать офицером запаса, кто реально стремится к этому, у кого для этого есть данные — и физические, и интеллектуальные. Для примера могу сказать, что впервые у нас за первый семестр обучения с военной подготовки был отчислен только один человек, и то — по причине отчисления из вуза.

— Отбор привел к тому, что вы выбираете самих лучших для учёбы на военной кафедре?

— Да, ребята мотивированы, есть конкурс.

— Раньше на военной кафедре он был чуть выше одного человека на место, кажется?

— Да, 1,2-1,3 человека на место, и то на этапе желания, скажем так. То есть, надо сдавать нормы по физподготовке — «Не пойду, не хочу» — на этом этапе и отсеивались лишние. Отбора серьезного не было, за бортом оставались те, кто особо и не хотел, кто не приложил никаких усилий. Сейчас уже всё серьезнее.

— Военная кафедра по-прежнему дает увольнение в запас после обучения?

— Это установлено в действующем законодательстве. Мы только учим, и те, кто успешно завершает обучение, получают диплом, аттестуются в офицерский состав и зачисляются в запас согласно закону. Пока это не изменилось.

— Что вы можете посоветовать абитуриентам — как им строить свои взаимоотношения с армией, учитывая две возможности в МИЭТе — УВЦ и военную кафедру?

— Военная кафедра и УВЦ — это, практически, два противоположных выбора и направления в жизни для студентов, два несоприкасающихся потока, которые при этом направлены для выполнения одной цели: формирование офицерского корпуса для Вооруженных Сил. Тем, кто реально хочет получить две специальности и пройти контрактную службу в армии, проверить себя в жизни, получить навыки и практику работы, которую не всегда просто найти в гражданской жизни — им поступать в УВЦ было бы оптимально: отучился четыре года, и тебе гарантировано трудоустройство, причем не за очень маленькие деньги, а за вполне приличную зарплату даже по московским меркам. Действительно, служба на таких условиях, на которых сейчас служат наши выпускники, имеет серьезные плюсы — практические, финансовые и даже человеческие. Молодой выпускник получает деньги, получает практику работы с техникой, практику роботы с людьми. Ну, а если кто-то при этом еще и посмотрел страну… Это очень серьезно. Три года службы пролетят быстро, но зато за спиной будет и служба, и достаточно значительный опыт.

Ну, и наоборот, те, кто считают, что найдут себя в гражданской жизни, в науке или на производстве — для них есть военная кафедра. Но для неё нужны знания, нужно дружить с физкультурой, уметь подтягиваться, бегать.

— А отбор по нормам физподготовки на военную кафедру проходит на втором курсе?

— Как правило, мы уже во втором семестре первого курса выдаем ребятам направления, они проходят медкомиссию в военкомате по месту регистрации. Дальше кафедра физвоспитания решает, как принимать у них эти нормы — это может быть и в третьем семестре. Тогда мы собираем все эти данные воедино, тестируем студентов по физике, по математике, по физвоспитанию, смотрим результаты прохождения ими медицинской комиссии. И с четвертого семестра они начинают обучение на военной кафедре.

— Ну и последняя тема: есть ли у вас какие-то комментарии эксперименту, о котором заговорили нынешней весной — о службе студентов в армии параллельно с учебой? В апреле-мае Министерство обороны совместно с некоторыми вузами, в которых есть УВЦ и военные кафедры, выступили с такой инициативой и собрались её внедрять уже в ближайшее время. МИЭТа в перечне вузов, в которых начнется этот эксперимент, не было…

— Там не только МИЭТа было. Как и положено, будет проведен эксперимент в двух-трёх вузах, в них будут отрабатывать практику этой программы, оценивать её плюсы и минусы. Так же, как с УВЦ — вначале это тоже был эксперимент в одном вузе, потом в нескольких, МИЭТ тогда попал во второй этап, а потом уже это ввели в других вузах.

— Значит, вводить параллельную службу в армии где-то начнут уже с этого года?

— Да, пока в порядке эксперимента, апробации. На неё, судя по общим темпам, понадобится не менее года. Ведь надо пройти хотя бы первый этап по научным ротам из студентов, по режиму их обучения и службы «три на три» — три месяца они служат, потом учатся, потом опять три месяца служат, потом опять учатся. И это пока предположения, которые требуются воплотить, нарастить, принять соответствующие законодательные акты — закон не предусматривает пока такой службы. Но когда это все отработают, будем подключаться, потому что тут очень много интересного, с теми же научными ротами, к примеру. Мы даже наши предложения вносили по этому поводу — как мы видим этот процесс — через руководство МИЭТ и через наше военное руководство — для вышестоящего командования.

— А как вы видите этот процесс? Что такое научные роты? Студенты, попавшие в них, будут нести службу прямо здесь, на базе института, или будут куда-то отправляться? Как это может выглядеть на практике?

— На сегодняшний день это видится так — Министр обороны, когда был на встрече в МГТУ имени Баумана, сказал: есть ребята, которые не учились на военной кафедре, не учились в учебном военном центре и должны призываться служить один год — если среди них есть умницы, одаренные, таланты, то нужно, чтобы их потенциал не пропадал в рядовой службе. Нужно их собрать, и пусть они занимаются какой-то научной деятельностью. Какой? Как? Где? Это надо определить в процессе. Мы, например, внесли своё предложение, что для миэтовцев мы могли бы организовать военную подготовку, и они бы здесь работали по специальности, прямо в МИЭТе. Возможности такие есть, с руководством вуза мы это согласовали — посмотрим, что решат «наверху». Вариантов много, нужно выбрать, какой из них лучше, качественней. Но в целом такое нововведение не может не быть положительным, потому что действительно потенциал у этих солдат есть, и их не так много, как и выдающихся спортсменов, например.

«Научные роты» — это ведь аналогия спортивных рот, о которых вы слышали, наверное — туда набирали таких ребят, они блистали в ЦСКА, в СКА, потенциал их выкладывался для страны целиком, и они приносили большую пользу, чем если бы они служили, скажем, наводчиками или стрелками. Это, конечно, тоже важная служба, но в данном случае, более качественно и полезно для страны таким вот образом использовать их таланты.

— Значит, студенты в подобных научных ротах могли бы осуществлять какие-то определенные научные исследования в пользу армии вместо прохождения службы рядовыми?

— Конечно. Допустим, учился у нас студент, занимался наукой, и вот он на год будет оторван ради службы в армии. Может быть, там он и попадет в какую-то научную роту, где будет работать над другой тематикой — это тоже полезно, но если бы он остался здесь и работал по своему направлению исследований, было бы еще лучше.

— Значит, в такие научные роты будут отбирать по знаниям? Вы сказали, туда будут набирать самых талантливых…

— Я полагаю, отбор должен быть, но тут важна была бы прежде всего рекомендация вузов и преподавателей, которые работают со студентами и их знают. Схоластические знания, которые можно проконтролировать на тестировании, сами по себе тоже важны, но если у человека нет склонности к исследовательской научной деятельности, аналитического ума и т.д. — он может быть бесполезен как исследователь.

— На каком курсе такая программа может заработать для студентов? На старших курсах?

— Я думал над этим, и с интересом узнал недавно, что мои мысли аналогичны мыслям разработчикам этой идеи — необязательно это должны быть старшие курсы. Есть ребята, которые уже и на втором курсе показывают свою склонность к исследованиям. Не случайно за рубежом многие фирмы начинают подбирать и «вести» студентов, которые могут стать их сотрудниками, уже со второго-третьего курса, подбрасывать им какие-то темы, поощрять их. Я считаю, что и у нас также можно выявлять способных студентов уже со второго курса, привлекать их в научные роты. А в дальнейшем, на перспективу, их можно направлять и в какие-то профильные военные вузы, в научно-исследовательские структуры, если они пожелают. У нас ведь в своё время в МИЭТе был интересный опыт — студентов третьего-четвертого курса, склонных к научной работе, направляли доучиваться и получать диплом в военные учебные заведения: в Военно-воздушную инженерную академию, в Военный инженерный институт имени А.Ф. Можайского и ряд других. И они шли по это стезе. Эта практика себя оправдывала тогда, её можно возродить и сейчас.

Zelenograd.ru, 02.07.2013
Приемная комиссия +7 499 734-02-42 abit@miee.ru
Контакты для прессы +7 499 720-87-27 mc@miee.ru