Старая версия сайта доступна по ссылке http://old.miet.ru Перейти
11.03.2011

Интервью с победительницей конкурса «Мисс МИЭТ-2011» Натальей Коваленко, победительницей в номинации «Выбор Zelenograd.ru» Ксенией Мальковой и представителем оргкомитета Евгением Бергом

Прослушать:

2011-03-11_06_Коваленко Н..jpg

2011-03-11_07_Малькова.jpg

2011-03-11_08_Берг.jpg

4 марта состоялся традиционный конкурс «Мисс МИЭТ - 2011», и сегодня у нас в студии победительница этого конкурса Наталья Коваленко, победительница в номинации «Выбор Zelenograd.ru» Ксения Малькова и представитель оргкомитета Евгений Берг.

Ю.К. — Напомню, у нас на сайте было голосование, в котором приняли участие 1652 человека, и наибольшее число голосов набрала как раз Ксения. Наталья, Ксения, расскажите о себе — на каких факультетах вы учитесь, чем увлекаетесь, как живёте.

Н.К. — Я учусь на втором курсе факультета иностранных языков. Мне 18 лет, живу я в Солнечногорске. Дорога, конечно, занимает много времени, но, тем не менее, нахожу время для своих увлечений. А увлекаюсь я музыкой, создаю украшения из полимерной глины, она же пластика, делаю много вещей своими руками. То есть, я достаточно увлекающаяся натура, и поучаствовать в конкурсе — это был новый какой-то этап, тоже очень для меня интересный.

К.М. — Я родом из Улан-Удэ, это город около Байкала. Студентка второго курса факультета микроприборов и технической кибернетики, увлекаюсь спортом, фотографией. У меня очень много увлечений, но вот конкурс тоже стал одним из таких этапов в моей жизни, где я могла раскрыть все свои таланты, показать свой потенциал.

Ю.К. — Вы живёте в общежитии?

К.М. — Я да.

Ю.К. — А вы, Наталья, ездите из Солнечногорска?

Н.К. — Да, каждый день.

Ю.К. — Когда вы узнали, что будет проводиться конкурс «Мисс МИЭТ», сразу решили принять в нём участие?

Н.К. — Я хотела поучаствовать ещё в прошлом году. Но тогда был первый курс, и я боялась, что подготовка к конкурсу будет занимать очень много времени, это может как-то отразиться на учёбе, ну и решила не участвовать. В этом году, когда Сергей Ковалев, один из организаторов, предложил поучаствовать, я уже, в принципе, долго не думала, и решила подать заявку. Почему бы и не попробовать?

К.М. — Я давно хотела поучаствовать в этом конкурсе, но главным каким-то шагом к этому было, когда меня уговорили друзья. Они сказали: «Ты сможешь, давай, дерзай, мы тебя поддержим!» — и, наверное, это был тот самый момент, когда я согласилась и пошла на этот конкурс.

Ю.К. — Вы знали заранее, что у вас будет группа поддержки, что в зале будут ваши друзья, которые за вас болеют? Может быть, родственники в зале были, однокурсники?

Н.К. — Да, конечно, были родственники, мама, папа, были мои подруги с нашего девчачьего факультета. Ну, конечно, если сравнивать мою группу поддержки, и группу поддержки таких факультетов как ПрИТ, ЭКТ, МПиТК — она, конечно, была несравнимо меньше.

Ю.К. — Потому что там мальчиков много?

Н.К. — Да, но мне всё равно было очень приятно видеть одинокий плакат, который виднелся из зала :).

К.М. — У меня была очень большая группа поддержки, меня пришли поддержать мои одногруппники, однокурсники, потом первокурсники, которых я курировала — «слоники». Было много плакатов. Когда я вышла на сцену, если честно, просто сердце замерло — не ожидала, что столько людей меня смогут поддержать, меня это удивило, порадовало.

А.Э. — А правда, что чем старше курс, тем больше группа поддержки? Если оценивал бы зал, то студентка 4 курса имеет заведомое преимущество перед студенткой первого курса?

К.М. — Мне кажется, да. Потому что ты к четвертому курсу обзаводишься знакомыми.

А.Э. — «Слоников» больше…

К.М., Н.К. — Да! :)

А.Э. — Для вас конкурс «Мисс МИЭТ» — это конкурс красоты в первую очередь или каких-то других талантов? Вы как думали — «я туда пойду потому, что я красавица?»

Н.К. — Я, на самом деле, просто очень люблю выступать. И в школе ни один концерт не обходился без моего участия, и когда я пришла в институт (как раз из-за того, что дорога занимает много времени), у меня просто не было возможности поучаствовать в каких-то концертах. И в первую очередь для меня это был способ показать свои способности, показать, как я пою, наверное, вот и всё. Я к нему относилась, наверное, больше как к конкурсу талантов, а не как к конкурсу красоты, хотя все девушки очень красивые.

К.М. — А я вообще, когда пошла на этот конкурс, рассматривала его как вызов себе, чтобы я могла показать всё, что я могу сделать. Вообще, я очень редко выступаю на сцене, и для меня это было каким-то переломным моментом. И именно этот конкурс показал, что действительно я могу выступить, я смогла собраться, отрепетировать этот номер и достойно выступить и представить свой факультет.

Ю.К. — К нашей беседе присоединился студент МИЭТа, член студенческого актива вуза Евгений Берг. Евгений, вы занимались организацией конкурса?

Е.Б. — Да, я являюсь одним из людей, которые занимались организацией конкурса «Мисс МИЭТ-2011». В принципе, я мог бы даже сказать, что занимался каким-то определённым направлением, изначально так и планировалось. Но, пожалуй, не стоит выделять, потому, что мы все друг другу очень помогали в процессе организации, то есть я просто один из организаторов.

Ю.К. — Как происходил «доконкурсный» этап, как подавались заявки на участие, проходил отбор?

Е.Б. — В этом году у нас проводился кастинг среди претенденток на финалисток. Где-то за месяц до конкурса был объявлен набор, в течение двух недель набирались заявки, они отправлялись на почту нашего студсовета. Девушки должны были выслать минимум информации о себе — фотографии и контактные данные. А потом проводился закрытый кастинг при участии организаторов. В общем-то, всё сводилось к тому, чтобы просто посмотреть, насколько девушки смогут себя показать на сцене, насколько они могут хорошо, уверенно держаться, заинтересовать публику — чтобы это был действительно красивый конкурс красоты. Изначально заявок было 21, в результате отсева осталось восемь финалисток.

А.Э. — Это было коллективное решение оргкомитета, вот этот кастинг?

Е.Б. — Это было коллективное решение организационного комитета.

Ю.К. — У меня вопрос к Наталье и Ксении: было три основных этапа конкурса — презентация, творческий конкурс и дефиле. Что для вас было самым сложным?

Н.К. — Наверное, для меня было самым сложным сделать достойную видео-презентацию, больше всего времени ушло именно на её подготовку. Клип мне делал оператор Алексей Белов, он к этому вопросу подошёл очень ответственно. Мы снимали в течение недели, каждый день разные сценки. Потом монтаж моего ролика у него занял двое суток. Конечно, это была большая работа, и потом, когда ему из огромного количества отснятого материала надо было выделить лучшие кадры на две минуты — это было очень сложно, как для него, так и для меня. Затем мы отдельно записывали звуковую дорожку под мой ролик, это тоже заняло определённое время.

К.М. — А для меня самым сложным, мне кажется, был творческий конкурс. Потому что доходило до того, что даже тренировки я заканчивала в два часа ночи, ложилась спать, а в пять утра просыпалась и делала уроки.

Ю.К. — У вас был хореографический номер?

К.М. — Да, у меня был танец. Я самостоятельно ставила танец со своим партнером, мы каждый день по три-четыре часа тренировались, это было очень сложно.

А.Э. — По поводу видеоролика. Я слышал такое мнение, что все финалистки были в разных условиях на первом конкурсе. Вот у Натальи, например, был знакомый профессиональный оператор, и он сделал хороший ролик, а у другой девушки — менее профессиональный оператор, который сделал не такой хороший ролик. То есть наличие друга-оператора сыграло свою роль. И всех, на самом деле, надо было поставить в равные условия, предоставив им, например, услуги телевидения МИЭТа, чтобы одна и та же команда делала всем девушкам ролик. Как вы к этому относитесь, насколько это мнение справедливо?

Н.К. —Я со своим оператором не была знакома до конкурса. Когда я узнала, что нужно будет сделать видео-презентацию, я ему просто написала в интернете, попросила помочь. Ну и он, как человек творческий, заинтересовался моим предложением, и в итоге сделал мне видео. Я считаю, что здесь всё-таки была ответственность на девушках. В принципе, можно было подойти в наш медиа-центр, там работают очень хорошие ребята, которые, мне кажется, пошли бы навстречу, это не составило бы никаких проблем.

Ю.К. — Евгений, оговаривались ли какие-то жесткие условия творческого конкурса? Например, нельзя петь под фонограмму.

Е.Б. — Вы знаете, изначально жёстких условий не было, но мы исходили из каких-то принципов, наверное, честности выступления. Вот вы упомянули о фонограмме — я считаю, что это не очень честно. Многие вещи у нас решались, наверное, просто исходя из каких-то внутренних принципов, убеждений оргкомитета, убеждений девушек. То есть, если бы какая-то девушка захотела спеть под фонограмму, выйти и просто открывать рот, красиво двигаясь при этом… Как она красиво двигается, можно показать и на дефиле, а творческий конкурс подразумевает, что она будет показывать какие-то свои таланты.

Такой ситуации не было, сложно сказать, что бы мы сделали в такой ситуации. Но если бы она возникла, скорее всего, общим решением пришли бы к мнению, что раз девушка способна хорошо петь в записи, фонограмме, то пускай она покажет свои способности вживую.

А.Э. — Наталья, то есть вы пели «вживую»?

Н.К. — Да, конечно.

Ю.К. — Как вы готовились к дефиле — самостоятельно или занимались с кем-нибудь?

К.М. — С нами занималась Надежда Твардовская, генеральный директор агентства General Models. Она учила нас ходить правильно, держать спину, чтобы была правильная осанка, чтобы мы смотрели в зал, улыбались, хорошо себя показывали, то есть держались на сцене уверенно. И вот заслуга в дефиле, мне кажется, её — в том, что мы достойно могли выступить, показаться, пройтись.

Ю.К. — Сложно было?

К.М. — Сложно. Потому что даже после первой тренировки дефиле очень уставали ноги с непривычки, спина тоже немного побаливала. Но, в принципе, это того стоило.

А.Э. — Это всё на шпильках таких десятисантиметровых? Вообще, вы в жизни ходите в такой обуви?

К.М. — Я высокая, и каблуки не очень люблю.

А.Э. — Я сидел в жюри, и у меня была при оценке дефиле какая-то проблема — я не понимал, как это можно оценивать, я не профессионал. Все девушки прекрасны, они все ходят туда-сюда, на всех приятно посмотреть, и я всем поставил по десятке за дефиле, даже не оценивая. Как вообще нужно было оценивать это человеку непосвященному, насколько справедлива была оценка? Вот Надежда Твардовская — профессионал, она оценила вашу подготовку. А другие члены жюри?

Е.Б. — Давайте я попробую ответить на ваш вопрос. Когда девушки выступают, они же всё равно стараются произвести впечатление на публику, зал и жюри. Жюри — это тоже часть зала, хоть и привилегированная. Надежда Твардовская обладает в этой области опытом, она смогла оценить, а все остальные члены жюри — тут, наверное, мы рассчитываем на их хороший вкус, на их понимание происходящего.

Ю.К. — В жюри были и женщины, и мужчины. Как вы считаете, Евгений, по-разному ли они оценивали участниц? Кто более объективен?

Е.Б. — Ну конечно по-разному. Но сложно сказать, кто более объективен.

Ю.К. — Опять же — Надежда Твардовская смотрела как профессионал, как ходят, как что делают. А другие на что больше обращают внимание?

Е.Б. — У нас же не только конкурс дефиле был. Естественно, Надежда Твардовская смотрела и остальные конкурсы, и тоже как-то оценивала. У нас была, допустим, Юлия Юдова, которая является руководителем школы танцев «leto!», она профессионально оценивала способность девушек двигаться красиво на сцене. У нас был Сергей Бобровский, музыкант, который мог оценить какие-то вокальные данные. А в целом, если возвратиться к вопросу, кто объективней, знаете, наверное, конкурс красоты — это самый субъективный из конкурсов, которые только существуют. Кто тебе понравился, тому ты и будешь ставить более высокие баллы.

Ю.К. — Девушки, а вы не чувствовали какого-то предвзятого отношения женской части жюри?

Н.К. — Нет, мне кажется, жюри было абсолютно справедливым.

А.Э. — Сказала победительница :).

Н.К. — Нет, это же взгляд со стороны. На самом деле, очень хорошо, что в жюри присутствовали не только те, кто у нас проводил мастер-классы, а ещё и люди, которые видели нас впервые. Их непредвзятый взгляд со стороны — он как раз и мог дать, мне кажется, объективную оценку.

А.Э. — Я видел в отзывах о конкурсе, в обсуждениях, достаточно много претензий к формату судейства. Каким оно должно было быть — открытым или закрытым? Нужно было потом объявлять эти результаты? Почему была выбрана такая форма — закрытое судейство, десятибалльная шкала?

Е.Б. — Всё очень просто. Если вы посмотрите любой серьёзный конкурс красоты, то увидите, что там всегда проводится закрытое голосование. Мы отталкивались от этого. Есть ещё другой фактор — определённая специфика мероприятий, которые проводятся у нас в клубе МИЭТа. К сожалению, часто судейство перерастает где-то как-то в судилище, скажем так. Когда выходят люди на сцену и их оценивает зал, жюри, — на жюри начинают давить из зала. Потому что, опять же, чем больше конкретный конкурсант привёл с собой друзей, тем больше будет такого давления.

А.Э. — Ну да, я ставлю свою оценку, а зал начинает свистеть, кричать: «Только попробуй, выйди, мы тебя разорвём». :)

Е.Б. — Ну, не так, конечно. Но, возможно, почувствовав давление, в следующий раз вы уже измените свою оценку. И всё это плохо сказывается в первую очередь на конкурсантках. В результате они могут расстроиться, перенервничать и на следующем конкурсе уже не смогут показать всё, на что они способны. А это плохо, потому что мы делаем конкурс красоты не для этого, а для того, чтобы было красиво.

А.Э. — Вы знаете, проблема, мне кажется, была с организационной точки зрения — не было объявлено, как производится подсчёт голосов. Вот я, например, не знал до последнего момента, а на самом деле всё было предельно честно. Взяли и на калькуляторе просуммировали эти самые оценки.

Е.Б. — Ну конечно честно, как же ещё.

А.Э. — Я имею в виду, что никто в зале этого не знал. Вот «жюри удалилось на совещание», как говорили. Какое совещание? Никто не совещался, встал Дмитрий Коваленко с калькулятором, встал ещё один человек для проверки с калькулятором, каждый называл свою оценку, число прибавлялось к общей сумме. Таким образом, через пять минут этих нажиманий определился победитель. Всё было прозрачно и непредвзято, можно было хоть камеру там поставить. А в зале никто этого не знал. А потом вышли и сказали — победитель такой-то. О чём они там совещались 15 минут? — в зале же не понимают.

Е.Б. — Вот очень хорошо, что вы сейчас об этом сказали. Потому, что прочитают люди, послушают и поймут, что всё было прозрачно и честно. Да, были определённые накладки со стороны организаторов, вот этот момент, казалось бы, мелкий, но, как оказалось, очень важный, не был учтён. Безусловно, все моменты, которые нужно исправить, мы учтем. Мы проводили анализ этого мероприятия с тем, чтобы в следующий раз сделать его лучше.

А.Э. — Давайте ещё немного о накладках ещё. Места в зале.

Ю.К. — Вообще говорят, был аншлаг.

А.Э. — Это толпа, а не аншлаг. Аншлаг — это когда все билеты куплены.

Ю.К. — Аншлаг — это толпа уже в зале. :).

Е.Б. — Начнём, наверное, с толпы на входе. Меня, наверное, не погладит по голове администрация МИЭТа за то, что я сейчас скажу, — но в тот же день, буквально за два или три часа до конкурса, умудрились поставить в клубе ещё одно мероприятие. Из-за этого зал к тому времени, когда туда надо было уже запускать зрителей «Мисс МИЭТ», был заполнен. И хоть тот концерт и закончился, как мы и планировали, так, чтобы у нас остался определённый запас времени, чтобы запустить людей, образовалась огромная очередь внутри зала. Те, кто были на концерте, естественно, хотят выйти. Они занимают места в гардеробе, начинают выходить, из-за этого служба охраны нам не позволила начать запускать людей. Это привело бы к давке внутри помещения, а там были и пенсионеры, и люди пожилого возраста. Поэтому нам пришлось подождать, пока последняя бабушка выйдет, и тогда мы начали запускать зрителей «Мисс МИЭТ».

По поводу билетов, почему такая ситуация возникла. Здесь есть несколько факторов. Во-первых, билетов в ДК «МИЭТ» всегда, на любое мероприятие (спросите любого человека, который имел когда-то или имеет сейчас к этому отношение), печатается чуть больше. Это делается для того, чтобы компенсировать билеты за счёт тех людей, которые их взяли, но не пришли. По разным причинам — заболели, не смогли, забыли, потеряли билет, поэтому всегда есть небольшой запас. Плюс к этому, мы не ожидали, что столкнёмся с такими вещами, как, допустим, подделка билетов. Это вообще нонсенс для мероприятий в МИЭТе, когда распечатанные на фотобумаге билеты сканируются, относятся в фотоателье и там снова печатаются. У нас, конечно, были определённые способы, как отличить часть поддельных билетов — но, к сожалению, только часть. То есть мы допускаем, что какие-то люди прошли по билетам, которые были напечатаны не нами. Естественно, мы это намотали на ус и подумаем, что же нам делать с этим в следующий раз. Вероятно, будут какие-то специфические знаки

А.Э. — То есть, причина в популярности конкурса, в большом ажиотаже?

Ю.К. — Если подделывают билеты — это успех.

А.Э. — Я видел фотографию, где один человек протягивает четыре билета, а другой ему десять тысяч. Я потом уже прочитал, что это постановочная фотография.

Е.Б. — Вы знаете, ходили подобные слухи, не знаю, насколько они достоверны. Что билеты продавались рублей по сто. Не за десять тысяч, конечно. Но да, ажиотаж был; признаться честно, мы и сами не ожидали. Может быть, не совсем были готовы к тому, что зал ДК «МИЭТ» будет так заполнен.

А.Э. — Что будете делать в следующем году?

Е.Б. — В следующем году, я думаю, мы проведём «Мисс МИЭТ-2012».

А.Э. — Я имею в виду, с билетами.

Е.Б. — Возможно, мы просто сделаем так, чтобы билеты было сложнее подделать, будут какие-то знаки унификации. Ужесточим проход на входе, разнесём, конечно же, для тех людей, которые представляют СМИ, жюри, и тех, кто пришёл посмотреть на действо.

А.Э. — Да, я вот пришёл, посмотрел на эту толпу и ушёл. Потом пришёл ещё раз через полчаса, потому что прорваться через эту толпу было совершенно невозможно.

Е.Б. — Здесь встаёт вопрос определённых договорённостей с администрацией, потому привыкли открывать один вход и пускать людей.

А.Э. — Просто не ожидали такого ажиотажа.

Е.Б. — Да.

Ю.К. — Давайте всё же ещё о наших победительницах. Наталья, Ксения — у вас были очень красивые платья. Много на это ушло сил и средств… Вижу по вашей реакции что много. :)

К.М. — Много. Я шила себе платье на заказ для танца, потом ездила специально в ателье, много денег потратила даже на дорогу, но, думаю, это окупило себя. В общей сложности я потратила на конкурс столько денег, скольно обычно мне хватает на месяц. Мама мне высылает деньги, но всё равно их не хватало. Сейчас заняла у знакомого, живу на эти деньги. Такая у меня ситуация.

Ю.К. — Предложение представителям банков, если они вдруг будут читать это интервью, — кредит участницам конкурса «Мисс МИЭТ», и вам реклама!

А.Э. — И лицо банка выберут.

Е.Б. — Мы задумаемся об этом на следующий год.

А.Э. — Сейчас же висят по городу фотографии некоторых участниц, такие большие плакаты. Я видел в 5 микрорайоне в магазине, там, видимо, реклама спонсора, салона красоты; смотрю — знакомое лицо.

Е.Б. — Ну да, висят, есть такое дело. Девушки дали свои изображения в распоряжение фирме, так что всё оправданно. Пусть миэтовцы ходят, удивляются, смотрят на своих красавиц в большом формате.

Ю.К. — Наталья, а у вас как с нарядом вопрос решился?

Н.К. — Я сразу решила, что в своём выпускном платье не пойду на дефиле, потому что прошло два года, его актуальность уже пропала. На самом деле, платье я купила в обычном сетевом магазине одежды, оно не было очень дорогим. В материальном плане для меня конкурс не вышел особо накладным.

Ю.К. — Тратились ли на профессиональный макияж?

Н.К. — Вот в последний день, день конкурса, у меня случилась большая проблема с макияжем. Приехала в салон, где мне должны были делать причёску и макияж, а там случились какие-то накладки. А у меня в кармане было очень мало денег. Хорошо, что у меня в Зеленограде есть мастер, у которой я иногда делаю прически и макияж. Я ей позвонила, и она пошла мне навстречу, бросила свою работу, сделала мне у себя в салоне причёску и макияж. И мы потом уже с ней рассчитались. На самом деле, я не подумала, что может быть такая ситуации, я даже не взяла особо денег, только чтобы сделать причёску. Но, слава богу, всё обошлось.

К.М. — В принципе, к нам пришёл стилист, он большинству девушек делал причёску и макияж, причём очень быстро. Минут за пятнадцать минут нас преобразили, сделали макияж, причёску. Макияж я себе немножко, конечно, сама подправила, но я удивилась, как это быстро и профессионально всё было сделано.

А.Э. — А вообще, знаете, что поразило? Личное впечатление, особенно после голосования у нас на сайте. Ваши профессиональные фотографии, которые были опубликованы, и вы в жизни — просто разные люди. Наверное, это мой такой мужской неопытный взгляд, но я бы, наверное, не узнал девушек, если бы встретил их на улице.

Н.К. — Да, я с вами согласна.

Ю.К. — Может, это фотошоп творит чудеса?

А.Э. — Нет-нет, это именно макияж и причёска!

Н.К. — Это нам делали в салоне, но это был абсолютно не мой образ. Я всегда за естественность, то есть, за минимум макияжа. Если причёски — то либо распущенные волосы, либо элегантно убранные… То, что мне сделали, было вообще не моё, я себя на фотосессии чувствовала очень скованно.

А.Э. — Вы какие-то свои пожелания высказывали мастерам? «Сделайте мне так-то»?

Н.К. — Да, я просила сделать.

А.Э. — Потому, что, действительно, некоторые девушки выглядят такими взрослыми женщинами.

К.М. — У меня тоже был не очень привычный образ, образ Одри Хепберн, но в жизни я совершенно по-другому крашусь, совершенно по-другому выгляжу. На фотосессиях нам говорили: «Не улыбайтесь, умерьте свою улыбку»…А я не могу, я всё время улыбаюсь, для меня это было очень сложно. Хотя я тоже занимаюсь фотографией, как модель участвую в фотосъемках, так что для меня была необычной именно эта фотосессия.

А.Э. — Можете на этих фотографиях написать — «Я через десять лет» :).

К.М. — Ну, я надеюсь, что я не буду такой, как на той фотографии.

Н.К. — Мои пожелания мастеру были сделать что-то нежное и романтичное, а в итоге был абсолютно иной образ.

А.Э. — А по-моему, очень даже нежный и романтичный.

Е.Б. — По-моему, тоже.

Ю.К. — Наталья, вы ожидали, что станете победительницей?

Н.К. — Нет, честно признаюсь. Я уже везде об этом говорила, что вообще не ожидала победы, и я как бы за победой не шла на конкурс. Главным было хорошо выступить, остаться довольной от всего мероприятия. Когда уже почти всех девушек объявили, что кто-то «Мисс Очарование», кто-то «Мисс Обаяние», я за них искренне радовалась и думала — «Я осталась без титула, ну и ничего, главное же не победа, а участие». И тут объявляют, что Наталья Коваленко стала «Мисс МИЭТ»! Я абсолютно не ожидала, у меня был, конечно, шок, но радостный. Также этого совсем не ожидали мои родители, они мне вообще сказали, когда я пошла на конкурс: «Ну, мы тебе желаем занять последнее место». На полном серьёзе. «Ты поймёшь, что это не твоё» — ну и я шла просто с целью поучаствовать, познакомиться с новыми людьми.

А.Э. — В итоге, это ваше оказалось или не ваше?

Н.К. — Знаете, я как-то все равно очень стесняюсь. Мне, честно говоря, даже страшно было идти в институт после конкурса, я думала — «Господи, а что же меня там будет ждать?». Потому, что «В Контакте» после конкурса меня просто разрывали на части, я не успевала всем отвечать, на телефон приходили с неизвестных номеров смс'ки, то есть, я вообще такого не ожидала, серьёзно.

А.Э. — В институте узнают теперь? Останавливают незнакомые молодые люди, просят телефончик?

Н.К. — Нет, может, конечно, и узнают, но я на это особенно внимания не обращаю, стараюсь вести себя, как и раньше. Тем более — что изменилось в моей жизни? Ровным счётом ничего.

А.Э. — А Второй закон Ньютона выучили? :)

Н.К. — Признаюсь, нет.

Ю.К. — Зрители задавали неожиданные вопросы.

А.Э. — Нет, ну для студента МИЭТа это, мне кажется, ожидаемый вопрос.

Ю.К. — Ксения, а вам какой-то вопрос задали, неожиданный для вас?

К.М. — Нет, в принципе, неожиданных вопросов не было. Насчёт Второго Закона Ньютона — мне кажется, от такого вопроса девушки могли растеряться не только с Иняза, например, а даже с технических факультетов. Потому что на таких конкурсах как-то даже не думаешь о таком, не ожидаешь просто.

А.Э. — А сейчас, Ксения, можете назвать Второй закон Ньютона?

К.М. — Ускорение прямо пропорционально силе, приложенной к этому телу, и обратно пропорционально его массе.

А.Э. — Так, Евгений пишет формулу…

К.М. — F = ma.

Ю.К. — Ксения даже не посмотрела на формулу, я свидетель. А вы ожидали, что станете победительницей?

А.Э. — … В номинации «Выбор Zelenograd.ru», а это другая, не студенческая аудитория. Понятно, что там много голосовало и студентов.

Ю.К. — Но другие участники голосования только по фотографии ориентировались. Вот они вас увидели и выбрали.

Е.Б. — По фотографии, наверное, ещё на сайт можно было выйти, там девушки вели блоги.

А.Э. — Да, но я не думаю, что люди, большинство голосовавших, ходили на сайт. Открыли страничку, посмотрели, выбрали симпатичных девушек, кликнули, нажали ОК и всё.

К.М. — Я не ожидала. Я не местная, как уже говорила, и для меня тот факт, что меня выбрали, было вообще неожиданностью. Когда сказали, что я «Мисс МИЭТ по версии Zelenograd.ru» — не знаю, я очень удивилась. Я ни с кем не обсуждала голосование «за себя», просто повесила ссылку на свою страничку, и думала, может, проголосуют. А тут оказалось, что выиграла.

Ю.К. — Замечательно. У нас всё было честно, нельзя было накручивать голоса.

А.Э. — Попытки накручивать, конечно, были. В голосовании у нас было больше 4 тысяч голосов, из них уникальных чуть больше полутора, тысяча шестьсот с чем-то. То есть, попытки-то были, причем с IP-адреса то ли общежития, то ли самого МИЭТа, с нескольких IP-адресов.

Е.Б. — Просто внешний IP-адрес один.

А.Э. — Один, там было видно. На самом деле, не только с IP-адреса, но не будем раскрывать все секреты. Там смешной момент, можно было наблюдать жизнь человека. Вот он утром встал, несколько раз проголосовал, потом днём, видимо, до компьютера добежал, проголосовал, вечером ещё несколько раз, а потом в два часа ночи с другого IP-адреса, но со своего, видимо, ноутбука, ещё раз проголосовал. Может, в гости к кому-то зашёл. Но всё это не учитывалось, учитывалось только одно голосование от одного человека.

Ю.К. — Ксения, а вам тоже пишут смс, в почту, в институте подходят знакомиться?

К.М. — Узнают, спрашивают «Как ты там после конкурса «Мисс МИЭТ»? Я стала ещё «Вице-мисс МИЭТ», заняла второе место, тоже об этом спрашивают многие. Я тоже стараюсь сильно не выделываться, потому что считаю так — конкурс прошёл, но, в принципе, ничего же не изменилось, я осталась такая же — такая же студентка, те же друзья. Ну, знакомых стало больше.

А.Э. — А преподаватели как?

К.М. — Преподаватели меня все поздравляют, рады за меня.

А.Э. —У кого-то в видеоролике как раз была обыграна ситуация общения симпатичной студентки с преподавателем.

Е.Б. — Да, у Натальи Салтыковой.

А.Э. — Какого вы ждёте отношения со стороны преподавателей во время следующей сессии?

К.М. — Честно — я об этом не думаю и не рассчитываю на это, я рассчитываю только на свои силы.

Ю.К. — Общий вопрос — вы сильно волновались на сцене?

Н.К. — Вот у меня был номер 1, и на первом выходе я как раз и выходила первая. У меня бешено билось сердце, и, когда увидела набитый людьми зал, конечно, старалась не показывать волнения, улыбалась. Потом, когда встала на свою точку, у меня просто начала дрожать правая коленка. Для меня это был самый волнительный момент, этот первый выход. Потом, когда начали показывать наши ролики, я, не торопясь, переоделась, стала ждать своего творческого номера. И на творческом номере, наверное, из-за того, что свет был только на меня, зал был затемнён, я абсолютно не волновалась. Как-то даже сама от себя не ожидала. Обычно, когда я пою, волнуюсь. А вот именно на этом выступлении я просто решила спеть, как всегда пою, как на репетициях. А ещё из зала шла такая энергетика! В общем, на творческом конкурсе я уже не волновалась. Ну и во время дефиле, в принципе, когда все девушки на сцене, когда мы уже понимаем, что это финал конкурса, — там уже тоже особого волнения не было.

К.М. — Я тоже очень сильно волновалась. И мой номер во время дефиле перепутали с седьмым — сначала назвали седьмой номер, а потом мой шестой. Меня это немножко сбило, и я даже подрасстроилась. Но ничего, собралась, вышла, сделала всё, что надо. И ещё я просто не видела, сколько народа в зале, и поэтому, когда я вышла в первый раз — у меня чуть сердце в пятки не ушло. Там был такой ажиотаж, столько народу, все плакаты держали, скандировали, болели за меня.

Ю.К. — Наверное, в проходах сидели, на ступеньках?

Е.Б. — Да в проходах, на ступеньках. Надо сказать, что и у организаторов глаза вылезали из орбит, когда они увидели количество людей в зале. Я еще помню, подошёл к участницам перед началом и спросил: «Вы вообще видели, сколько там людей в зале сидит?».

А.Э. — «Полный стадион» :)

Е.Б. — Они посмотрели и обалдели.

Ю.К. — А как в клубе обстоят дела с вентиляцией?

Е.Б. — Вот в тот день вентиляция была отключена. К сожалению, я даже не знаю, по какой причине, просто меня об этом известила директор ДК, сказала — «Знаешь, Женя, вентиляция у нас сегодня отключена». Я ответил: «Ну, что ж поделать».

А.Э. — По-моему, нормально было. Я как-то не заметил.

Е.Б. — Мы открыли двери, чтобы был сквозняк, чтобы продувало хоть чуть-чуть. Ну, я надеюсь, эти вопросы решат к следующему конкурсу «Мисс МИЭТ».

Ю.К. — Наталья, вы, наверное, в Зеленограде бывали и до поступления в МИЭТ. Ксения, а на вас какое впечатление произвел город, институт, когда вы приехали?

К.М. —Я вообще приехала спонтанно. Сначала не собиралась в Москву ехать, я хотела поступать в Новосибирске. А потом сказала маме — «Я хочу в Москву», собрала чемоданы, мама мне купила билет, и я рванула в Москву. Сначала поступила в МГТУ имени Баумана, но, когда приехала в Зеленоград, зашла в МИЭТ, то поняла, что это моё. Город мне очень понравился, весь такой зелёный.

Ю.К. — И вы предпочли МИЭТ Бауманке…

К.М. — Вроде бы, кажется, что это смешно. Но когда я зашла в МИЭТ, поняла — вот сюда я буду ходить каждый день, мне нравится этот вуз, вот здесь я буду учиться. Просто было такое чувство.

А.Э. —Это важно. А чем Бауманка не понравилась?

К.М. — Бауманка не то, чтобы не понравилась. Просто я поступила туда на специальность «Робототехника», а здесь больше с программированием связано, то, что мне нравилось, и поэтому здесь осталась.

Ю.К. — Как вам живётся в общежитии МИЭТа?

К.М. — Ой, весело :). Потому что много друзей, знакомых, не то, что дома. Дома сильно не погуляешь, не попразднуешь, а тут все вместе собираемся, учим уроки, празднуем вместе праздники, так что очень весело.

Ю.К. — А в бытовом смысле вас там всё устраивает?

К.М. —Я живу в 11-м корпусе, меня, в принципе, всё устраивает.

Ю.К. — Спасибо, что пришли к нам в студию. Евгений, вы рассказали об организации конкурса, может быть, хотите что-то добавить?

К.М., Н.К. — Спасибо вам.

Е.Б. — Спасибо, что пригласили. Да нет, к тому, что я говорил, добавить нечего. Только хочу, пользуясь моментом, сказать огромное спасибо всем, кто помогал — это и организаторы, и, конечно же, спонсоры наши, партнёры и жюри. Это очень дружелюбный зал, что, на самом деле ощутили и девушки, и организаторы. Ну и, конечно, сказать большое спасибо девушкам, которые очень постарались для этого конкурса, чувствовалась отдача. И они действительно сделали этот конкурс красивым, это очень здорово.

Юлия Кравченко, Александр Эрлих / Zelenograd.ru, 17.03.2011